Отзыв о поездке в Омофоровскую школу-интернат для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей 

Около трёх часов на легковом автомобиле с аккуратным водителем заняла дорога до детского дома, находящегося недалеко от города Балашихи. По приезде предполагалось слияние с инициативной группой из благотворительной организации «Здесь и сейчас». Именно они, собственно говоря, и организовали нашу транспортировку до детского дома.

Аня занимается дизайном календарей с монтированными детскими рисунками. С главой «Здесь и сейчас» Татьяной познакомилась давно и случайно, но уже несколько лет участвует в программах добровольной помощи детдомам. Спокойно и терпеливо она почти весь день провела за рулём своего автомобиля, сначала доставляя нас до места, а потом перевозя дезинфицирующее оборудование, чудесным образом добытое той же Татьяной, для родильного дома при женской колонии, соседствующей с детдомом.

Нас встретили двое воспитателей и кучка любопытных ребят, которым сразу передали пакеты с канцтоварами для творческой мастерской. Проникновенный воспитатель вполголоса предупредила нас, что недавно поступившие дети не совсем контактны. Сразу же после этого один из них провёл нам экскурсию по всему детдому, а двое других почти всё время просидели с нами в мастерской.

Процессом руководит молодой и жизнерадостный дизайнер Светлана. Эта девушка показалась мне отлично подкованной в плане педагогической эстетики. Она может мягко отклонить ребёнка от любого действия, но не обидеть при этом, у неё каждому находилось занятие, а главное, она отвечает честно и информативно на все детские вопросы. Должно быть, это дар свыше.

Мастерская работала на создание костюмов десяти планет солнечной системы. На следующий день у детей намечалось выступление, где каждая «планета» немного рассказывала о себе. Поначалу волонтёры просто сбились в стайку и занялись делом, но в скором времени к нам появился интерес: дети просто светились, когда мы отдавали им ножницы из своих рук и разрешали вырезать фигурки звёзд по только что нарисованным нами контурам.

Наша Таня установила личный контакт с одной воспитанницей, и та потом на протяжении всего дня не отходила от студентки.

В класс то и дело забегали ребята со своими портретами в руках. По-моему, Таня осчастливила всех воспитанников своими художественными экзерсисами.

Через какое-то время я начала запоминать лица и имена, а также делать попытки к общению. Более всего меня порадовала вдохновенная еврейка Лена, мечтающая продолжить свою жизнь в монастыре и петь в церковном хоре. Я бы никогда не признала в ней свою ровесницу, если бы это не был коррекционный детский дом.

С самой подвижной из всех детей девочкой Фаей мы отправились гулять по окрестностям (у детского дома в такой глубинке нет заборов и запретов на прогулки).Первым аттракционом была ледяная горка, которую, по известным причинам, запомнили все гости детского дома. Потом нам показали баню, размещённую в полуразрушенной церкви, дома всего персонала детдома, стоящие рядом, но радушнее всего нас принимали высокие сугробы на обочинах дороги. Едва ли на нас осталось что-нибудь сухое.

За эту прогулку Фая рассказала нам всю свою судьбу: смерть матери, ушедший отец, новая жена отца, старшая сестра с мужем, которые хотят, но не могут удочерить Фаю, старший брат, сбежавший из детдома, не окончив средней школы. Мы обстоятельно обсудили, как лучше сделать ремонт в квартире, оставленной матерью, как глупо резать вены из-за любовных переживаний, как можно понять дирекцию, которая не выдаёт Фае новую одежду, потому что боится, что девочка сразу же сбежит. Сначала, она сказала, что я люблю улыбаться, а потом, что ей весело с нами.

По дороге шли взрослые ребята, а Фая, пропустив их мимо себя, раздосадовано кричала в след одному из них бранные слова. Ей было обидно, что он уходит. В этих фразах не было злобы. Я думаю, мы все поняли, что они на самом деле выражали.

Абсолютно наравне со всеми живёт и воспитывается в этом детском доме ребёнок, которому в своём младшем школьном возрасте случилось оказаться в центре пожара. Никого не пугают и не смущают ожоги лица и кожи головы, а также отсутствие первой фаланги трёх пальцев одной руки. Обычный ласковый ребёнок.

Ближе к вечеру нас позвали на обед в кабинет социально-бытовой ориентации (СБО).Теперь поясняю, что такое замысловатое название подразумевает под собой обучение детей жизни в типично семейном быту. Мы серьёзно взялись за обсуждение наших новых поездок. Оказывается, есть так много мест, где бы мы пригодились.

Где-то час в своей жизни я была ленивой Лошадкой или большой Черепахой (как вам больше нравится).Дело в том, что маленькая Света сперва долго тренировалась в запрыгивании на меня с разбегу, а потом я долго катала её у себя на спине и пела песенки.

Когда все костюмы были уже почти готовы, а волонтёры, заключённые в объятья детей, досушивали джинсы, приехали артисты шоу с огнём. На дне оврага по умопомрачительным траекториям метались огненные шары, огонь крутили, швыряли, выдыхали и передавали, составляли из него картины и веера. А по краям оврага толпились зрители, приходящие в восторг даже от запаха керосина. Почему, остаётся загадкой.

К моменту прощания меня уже называли мамой, как зовут весь персонал и воспитателей. Почти всю обратную дорогу мы устало и умиротворённо молчали.