Фестиваль в честь 80-летия Всероссийского Общества Глухих

Лена Волох, объект моего постоянного сопровождения, снова попросила меня отвезти её куда-то, я согласилась, но лишь накануне узнала, что меня ждёт. Если бы не год в волонтёрской работы, меня бы не только очаровала, но и испугала безмолвная платформа метро, переполненная людьми, говорящих руками. Мы сразу разбрелись внутри кольца знакомых лиц «Ушер-форума», а потом все вместе двинулись к Областному Дому Культуры. На обширной парковке здания были организованы спортивные игры для молодёжи, из мощных колонок неслась не самая безвкусная музыка, вибрации от которой, между прочим, ощутимы даже при полной потери слуха.

Остальные гости тоже не спешили заходить внутрь и, плотно рассевшись по периметру площадки, создавали ощущение уюта радости. Меня пропустили без билета, как волонтёра, очень приятно. При входе глухие подростки-помощники вручали каждому в конвейерном порядке флажок с символом фестиваля и мороженое, которое надо было съесть непременно в холле, отдаёт детским мероприятием — простые радости и жёсткая организация.

Второй этаж предлагал нам несколько выставок. Помню стенд курсов дактиля, выставки художников и всяких других умельцев, газеты от летнего лагеря лицея глухих, пожелтевшие страницы от ветеранов и, наконец, стенд родного «Ушер-форума». Около трехсот человек диффузно передвигались от одной площадки к другой. Через полчаса я знала всех слышащих в зале, дело в том, что ощущаешь себя беззащитным иностранцем на дне города чужой страны.

Опыт общения подстерегал повсеместно: то тебя толкают и извиняются, то мы «спасали» местную уборщицу от нервного срыва по поводу того, что гости не понимают её слов, но самую бурную деятельность мы организовали, когда в зале прозвучало три театральных звонка, а реакции не последовало.

Я раз 10 буквами показала, что я в-о-л-о-н-т-ё-р, и места в зале у меня поэтому нет, но чудесным образом нам с Машей Мошковой заняли два свободных места уже к началу торжественной речи.

Было в том концерте нечто, кроме букетов и благодарностей администрации. Даже не будь у организации хорошей аппаратуры, музыки и костюмов, осталось бы одно — песни и танцы глухих. Физически развитые, с осмысленными лицами, молодые люди выходят на сцену. Под музыку они проговаривают текст песни, точно попадая в длительность нот, и всё это сопровождается сурдопереводом. То же самое с танцами. Всё сделано на совесть. И тут я представила, что это понимают только 10 человек в зале, для всех остальных это взятая на веру победа над ограничением, гимн социальной адаптации, полёт труда искусства. Я плакала над переводом песни «Если в сердце живёт любовь», смеялась над фокусом, я почти гость, а не волонтёр на этом празднике. Представляете, можно в голос говорить по мобильному телефону и не мешать никому!

К концу дня я «слышала» все знаки вокруг, не важно кому они были обращены. Мы ушли с чувством огромного воодушевления на новый опыт общения с глухими.