Отзыв о поездке в Омофоровскую школу-интернат для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (Владим. обл).

18 февраля 2006 год.

Безусловно, одним из самых лучших дней в своей жизни я могу назвать день, когда мы поехали во владимирский детский дом. Я совершенно не ожидала, что мне понравится там столь сильно… Вероятней всего, сказывается негативный опыт от недавней поездки в московский детдом.
Подъезжая к зданию, мы в первую очередь заметили старую, разваленную, наполовину сгоревшую церковь.
«Вау! — мне как приверженце готического стиля архитектуры эти руины более чем понравились, — Вероятней всего, здесь детки устраивают шабаши и прячутся от воспитателей с сигаретами в зубах — рассуждала я. Поэтому смысл первого заданного мною вопроса ребёнку из детдома был связан с использования этого зданием. Каково же было моё удивление после ответа воспитанника, повествующего о том, что эти руины служат им не чем иным как… баней!..
«Баней?! И вам не холодно в ней мыться?!!». — «Холодно… а что поделаешь?..« — услышала я не по-детски серьёзный ответ.
Впрочем, здание, в котором жили воспитанники, не намного отличалось от «бани». Особенно, если сравнивать его с предыдущим, московским детским домом. Минимум мебели, занавески в туалете, «специально повешенные для вас» (цитата одной маленькой девочки)…
У детей практически нет игрушек, а книг, настольных игр, карандашей, фломастеров я вообще не заметила. Обычный досуг — это просмотр телевизора, катание на лыжах, с горки (для малышей) и прогулки вдоль безлюдной дороги (для подростков). С последними, кстати, мы почти и не контактировали… они не принимали участия в изготовлении костюмов, чем мы активно занимались, и вообще всячески избегали разговоров и совместной деятельности. Исключения составляли «не принятые коллективом» воспитанники и одна девушка — экстраверт — Фаня. Впрочем, это мало удивительно: совсем юные дети ещё не зациклены на том, что они как-то отличаются от «среднестатистических людей»; они тянутся к взрослым, как эмоционально, так и физически (особенно физически), пытаясь тем самым восполнить отсутствие материнской ласки и должного личностного внимания, оказанного им.
Контингент воспитанников различен: есть внешне вполне здоровые, а есть и физически больные, недоразвитые в развитии дети. Однако уже через минут 30 перестаёшь обращать внимание на их «необычность»… — совместная интересная, захватывающая работа невероятно сближает!
А занимались мы конструированием костюмов планет для будущего праздника. И детки нам активно мешал… кхм…. помогали! =)
После обеда я, Ксюша и двое воспитанников (девушка Фаня и мальчик Вася) пошли гулять. Сначала катались с ледяной горки, (нам то с Ксюшей хоть и не привычно было данное занятие, зато тёплые слои одежды да обувь на меху способствовала мягкой поездке с горы; а вот нашим новоявленным друзьям было тяжелее… в их резиновых сапогах и рваных, не греющих одёжках пребывать на морозе не ахти как удобно…), затем пошли весьма по популярному среди местных маршруту: «по дороге во-о-он до той сосны». Некоторую часть прогулки Фаня рассказала нам про многочисленные побеги детей, про голод, безразличие воспитателей… короче, жестокую правду жизни… Но долго говорить о грустном не стали. Мы рассказали о своей жизни, потом Фаня раз эдак 15 пыталась шутливо завалить нас с Ксюшей в снег… причём в большинстве случаев ей это удалось сделать. Э, ладно, не в большинстве случаев, а во всех =D
Впрочем, я большую часть времени играла в салки с Васей, в то время как Ксю с Фаней вели концептуально-неформальные беседы. Короче, прогулка вышла отличной!
Вернувшись в здание, мы поели, поделились впечатлениями без присутствия воспитанников, потом организаторы начали подготовку феерического шоу, а мы продолжили игру с детьми… Впрочем, игры как таковой не было. Мы просто разговаривали с ними, брали на руки… Очень радует то, что деткам мы понравились! Это можно судить и по их восторженным лицам, и по тому, что они просили у нас адреса для переписки… и по обращению «мама»…
Поздним вечером начался показ танцев с факелами. Я наблюдала за происходящим вместе с тремя детьми несколько из стороны, поэтому не могла видеть реакцию основной массы воспитанников. «Мои» же дети были очень недовольны данным мероприятиям, они замёрзли, а на мои предложения «забить на всё и уйти в корпус» они испугано косились на воспитателей и директора и говорили, что им за такое «непослушание» может «влететь». Когда программа танцев уже заканчивалась, стоящая рядом со мной девочка задала вопрос: «а когда они начнут выступать?». Как выяснилось позже, дети ожидали чего-то более «праздничного», а «не этих глупых фокусов». Жалко, конечно, что так получилось…
Мне же выступление в достаточной мере понравилось… очень даже понравилось… *вспоминает волосатого полуголого юношу, танцующего на фоне костров под аккомпанементы готического пения.
Однако когда деткам в некоторой степени дали самим поучаствовать в празднике: раздали бенгальские огни, ситуация улучшилась, было очень приятно смотреть на эту весело галдящую толпу, размахивающими огоньками. После этого можно было сделать вывод, что день удался! Прощание подтвердило это: воспитанники трогательно обнимали волонтеров, просили как можно чаще приезжать ещё. Буду очень рада исполнить их просьбу!